Улучшение магических характеристик

Статья  из  цикла ЗНАКОМСТВО С МАГИЕЙ,  

УЛУЧШЕНИЕ МАГИЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИК или   ПРОДВИЖЕНИЕ МАГА  от низшей степени к высшей

КОКТЕЙЛЬ САУШКИНА (исключительно для вампиров) — составлен на основе технологий, описанных в  магической книге «Фуаран«.

ЛИТЕРАТУРА.  /Книга «Фуаран»/  Хранилась у одной ведьмы, проходившей по старому делу. К сожалению, тогда же книгу и потеряли. Для помощи следствию был рекрутирован Константин Саушкин, молодой вампир из Дневного Дозора Москвы. Слишком молодой… Он поддался искушению. Убил нескольких сотрудников Инквизиции и завладел книгой. А еще у него были с собой ингредиенты, чтобы привести заклинание в действие…  – Что за ингредиенты?  – Образцы крови двенадцати человек. Единственный метод стать Высшим вампиром, не убивая смертных. Кстати, этот молодой человек его и разработал, так называемый «Коктейль Саушкина». (Миры Дозоров, Лукьяненко)

ФИЛОСОФСКИЙ  ЭФИР  

ЛИТЕРАТУРА.   «Философский эфир» был полнейшей ерундой, хотя им Иные занимались с глубокой древности до самого конца девятнадцатого века.  (Миры Дозоров, Лукьяненко)

КАПЛИ ДВОРЖАКА

ЛИТЕРАТУРА.  «Капли Дворжака», возможно, когда-то существовали и в какой-то мере действительно работали – сохранились десятки свидетельств Иных, которые с их помощью ускоренно повышали свой уровень Силы (увы, всего лишь до отведенного им природой, но зато не за десятки и сотни лет, а за считаные годы). Но мало того что пропись капель была давно утеряна, так еще и дополнительным условием для работы «капель» неведомый ранее Дрееру Светлый маг Дворжак (не путать с композитором!) считал: «участие в схватках, войнах, кровопролитиях, дуэлях и интригах, путешествия в дикие земли и варварские страны».  (Миры Дозоров, Лукьяненко)

ЗЕРКАЛА ЧАПЕКА

ЛИТЕРАТУРА.   Начинал он, как и Дреер, с седьмого уровня, однако однажды резко поднялся – до четвертого, после чего издал небольшую брошюру «Зеркала Яноша Чапека, или О возможности поспешного возвышения». Этим его вклад в Иную науку и ограничился. У Дреера возникло ощущение, что скромный библиотекарь жив до сих пор, однако больше научными изысканиями не занимался.

И теперь Дреер стоял в своем собственном гостиничном номере, вздрагивая скорее от нервов, чем от холода, – пускай он и разделся догола, но в комнате было тепло. Где-то глубоко в душе Дмитрий подозревал, более того – знал, что и это раздевание, и нарисованные им краской на собственном теле знаки (да что там «знаки» – обычные буквы алфавита, латиница и кириллица), и горящие в углах комнаты свечи – все это ерунда, все это не важно и не обязательно. Но он не собирался нарушать придуманный Чапеком ритуал, как и совершенно не суеверный человек, все-таки плюющий через левое плечо или сворачивающий с пути при виде черной кошки. Пусть все будет как будет.

Дреер поднял левую руку (опять же – ну почему именно левую? но Чапек написал «левую»), и навешенное Ивой Машковой заклинание сорвалось с его пальцев. Сфера Отрицания, стандартное защитное заклинание, только «с обратным знаком» – теперь она не защищала Дреера, а наоборот, ничего не выпускала в окружающий мир. А потом – с правой руки… щит мага… еще один щит мага… и еще один… и еще…

Тоже «реверсивные».

Дреер стоял в окружении клокочущей энергии, которую никогда не сумел бы вызвать сам. Молодец, Ива. Все-таки второй уровень – это второй уровень! И всей этой энергии суждено было пропасть впустую… если, конечно, не допустить, что библиотекарь Чапек прав…

– Боже мой, уже час, – сказал Дреер. – Старик, видно, уже не придет…

Ему показалось – или что-то дрогнуло в воздухе? Дреер сделал шаг, чуть сместился. И продолжил:

– Земля помогает нам понять самих себя, как не помогут никакие книги. Ибо земля нам сопротивляется. Человек познает себя в борьбе с препятствиями. Но для этой борьбы ему нужны орудия.

Теперь уже сомнений не было – он ощутил тяжелый толчок, будто удар – теплым, жарким воздухом, одновременно пугающий – и радующий, будто дружеский толчок в плечо… Дреер сглотнул. Следующие слова тоже были тем, чем надо, он не сомневался, хотя если бы час назад услышал их – не сразу бы понял, откуда они взялись.

– Дело было так. «Если через три дня королю не станет лучше, можно всего ожидать», – сказал доктор. «Король тяжело болен, и если через три дня состояние его не улучшится, можно всего, всего ожидать».

На этот раз касание Силы, мечущейся между «щитами мага», было болезненным, звенящим, тоскливым. Его чуть не вырвало – Дреер даже прижал ладонь ко рту. Но Сила уже ушла, оставшись в груди легкой ноющей болью. Дреер сместился еще на шаг.

– Человек в черном пытался укрыться в пустыне, а стрелок преследовал его.

Ударило сухим ветром, соленым и пыльным, привкус дыма коснулся ноздрей, долгая, бесконечная во времени и пространстве, неизбывная боль пронзила тело, комната на миг стала серой и синей – серой будто иссохшаяся земля, синей – будто застиранные джинсы…

А это-то с чего и зачем?

Он, конечно, знал современную литературу, в том числе и популярную. Хотя бы для того, чтобы понимать своих учеников. А еще это было интересно – смотреть на новомодные кривые зеркала, отражающие вечное… Но если это сорвалось с его губ – то, значит, это не просто отражение, верно?

Шаг…

Фраза…

Шаг…

Фраза…

Дреер шел между «щитами мага» – теперь всего лишь зеркалами, гоняющими между собой – и через него чужую, заемную жизнь. Ненастоящую жизнь.

Или все-таки нет?

Шаг…

Фраза…

Он успел сделать ровно одиннадцать шагов, прежде чем понял, что пуст – пуст и одновременно полон, до краев полон, не расплескать бы, – и навешенные волшебницей второго уровня заклинания разорвались, треснули и распались в прах.

Самое обидное, как потом решил Дреер, что он совершенно не помнил двенадцатой фразы, которую начал произносить – и которая оказалась избыточной.

Дмитрий Дреер, еще вчера – маг седьмого, а сегодня – четвертого уровня.

– О магической силе? – спросила Ива. Спросила с легкой иронией и даже упреком.

– О возможности ее быстрого повышения, – сказал Стригаль.

Мягкий знак той силы, что наложили на преподавателя литературы «зеркала Яноша», лежал где-то глубоко в его душе. Не его силы… но и не чужой, не заработанной… но и не украденной. Если это и был уникальный шанс, то он им воспользовался – и без колебаний.  (Миры Дозоров, Лукьяненко)

АССИРИЙСКАЯ ПРИЗМА

ЛИТЕРАТУРА.  «Ассирийская призма» скорее относилась к легендам и преданиям, да и годилась в любом случае только для Темных.

«Ассирийская призма», редкий, но реально существующий артефакт, работает именно на этом принципе, но в силу своей специфики доступна… не всем. Главная проблема состоит именно в том, что брать чужой опыт, чужую жизнь, чтобы ускорить собственное развитие, можно лишь насильно. Лишь одна возможность оказалась вне рамок этого правила – литература.  (Миры Дозоров, Лукьяненко)

 

Обещания и клятвы

Статья  для  НАЧИНАЮЩЕГО МАГА

Статья по теме  ПРИМЕНЕНИЕ БЫТОВОЙ МАГИИ В РЕШЕНИИ ПРАКТИЧЕСКИХ ЗАДАЧ

обещанья-ВЕЛИКАЯ КЛЯТВА

ЛИТЕРАТУРА. – Я, Арина, клянусь Изначальными Силами. Я, Темная, ведьма вне рангов, клянусь Тьмой – и пусть вечная Тьма будет свидетелем моих слов. Я, Светлая, целительница вне рангов, клянусь Светом – и пусть вечный Свет будет свидетелем моих слов. Я, тринадцатая и последняя глава высшего Конклава Ведьм, клянусь землей, из которой пришла, водой, которая внутри меня, воздухом, который снаружи меня, огнем, в который я приду. Я не оказывала никакого влияния на тебя, твои сны, твои пророчества, твои мысли, твои видения, твои желания, твои страхи, твою любовь, твою ненависть, твою радость и твое горе. Все, что я сказала тебе, истинно либо сочтено мной истинным.

На ее левой руке заплясало белое пламя, на ее правой руке сгустилась тьма. Арина свела ладони – и между ними заплясал бешено крутящийся шарик. Он был одновременно белым и черным, светящимся и поглощающим свет. Не серым, как у Инквизиторов, а именно двойственным, одновременно Светлым и Темным.

– Я верю тебе и принимаю твою клятву, – сказал я.

С.Лукьяненко, Новый дозор

ЗАКЛЯТИЕ ОБЕЩАНИЯ

В  ЛИТЕРАТУРЕ. Я сказала, – подтвердила Властелина и сняла с шеи простой кулон – камень из дымчатого хрусталя, который давным-давно стал сосудом заклятия Обещания. Сняла и, сжав в кулаке, повторила: – Таково мое слово о третьей службе. В.Панов, В.Точинов, Доказательство силы.

Малоизученные боевые заклинания

Тема   БОЕВАЯ МАГИЯ,   направление НАПАДЕНИЕ.

-боевая-малоизученные-enМАЛОИЗУЧЕННЫЕ заклинания:  Шлейф,  Спираль Формароса,  Тайга

ШЛЕЙФ

И вдруг Швед ни с того ни с сего стал рубить Черных одного за другим. – Как именно?

– Да обыкновенно: “Шлейф” и рассеяние. В.Васильев, Лик Черной Пальмиры

СПИРАЛЬ ФОРМАРОСА

Его сдавило потоками силы и парой незнакомых ударных заклинаний, едва не скрючило неправдоподобно мощной “спиралью Фармароса”, но все же Арик протиснулся сквозь редкое построение Черных почти к самой Тамаре, встал перед нею и заглянул в глаза. В.Васильев, Лик Черной Пальмиры

ТАЙГА

Гесер… Взмахнул руками — за прозрачным кристаллом полыхнуло зеленым пламенем…

— О нем? — уточнил я, кивая на парня. Посмотрел на зеленое пламя — оно медленно гасло. — Что это такое?

— Оно его затормозит, — уклончиво, но очень убежденно сказал Гесер.  Зеленый огонь погас.

Парень отряхнул с плаща какие-то липкие зеленые искры и посмотрел на нас. На этот раз — совсем не по-доброму.

— Ого, — сказала Ольга, возвращаясь к нам. — На «тайгу», значит, мы плюем… С.Лукьяненко, Новый дозор

ХВАЛА НЕБЕСАМ

В псевдооборотня полетели сразу несколько охотничьих и боевых заклинаний. Сергей успел распознать только «Ржавый капкан» и «Хвалу небесам», которые, тем не менее, не произвели на чудовище совершенно никакого впечатления.   Юрий Мишин, Секретный Дозор (из цикла «Дозоры», Лукьяненко)

ПЛЕВОК ОДИНА

Тут же кто-то, как потом выяснилось, это был Станислав, ударил в него из карманного амулета «Плевком Одина». Ударил видимо достаточно чувствительно, потому-то Другой взвыл и стал неуклюже разворачиваться к Станиславу. Юрий Мишин, Секретный Дозор (из цикла «Дозоры», Лукьяненко)

 

Способы передачи информации

Стптья с  «КНИЖНОЙ  ПОЛКИ» ученика мага.

ПЕРЕДАЧА, ЗАЩИТА и ХРАНЕНИЕ

ЛИТЕРАТУРА.  – На папки из материалов органического происхождения легко накладываются защитные заклинания, препятствующие дистанционному зондированию, – сказал Гесер. – По той же самой причине для обучения магии используются только книги. Текст, набранный на компьютере, магию в себе не сохраняет. С.Лукьяненко, Последний дозор

ЦВЕТ СТРАНИЦ

Эта история войдет когда-нибудь в методические пособия для преподавателей, на те страницы, что печатают красным цветом – в знак того, что знание оплачено кровью.  С.Лукьяненко, Последний дозор

Заговор на оружие, чтоб к хозяину возвращалось

Тема   БОЕВАЯ МАГИЯ,   направление  НАПАДЕНИЕ

боевая-возвращение оружия-10ЛИТЕРАТУРА.  А хочешь, оружие твое заговорю так, что никому в руки даваться не станет — резаться будет, колоться, не слушаться. А к тебе, коли что, само возвернется?

— Так не бывает, — замедлил шаг Андрей.

— Прямо счас заговорю. Ты и убедишься.

— А взамен чего спросишь?

— Крови несколько капель спрошу. И то не себе. Для заговора. На тебя оружие заговаривать — от тебя и кровь нужна.

— За что же милость такая, колдун?

— Как же, чадо? Обиду, вижу, на меня держишь. Вот немного и откуплюсь.

— Долго это? — В душе Андрея боролись любопытство и недоверие. Да и предложение показалось заманчивым. Кто же откажется от «ручного» оружия?

— Что ты, чадо, дело несложное. Легко управлюсь. Токмо и ты не забывай: не колдун я. Волхв Сварога Великого, праотца всех людей русских. И именем Лютобора наречен. — Старик поднялся из‑за стола, прошелся вдоль стены, постукивая пальцами по расставленным по углублениям кувшинам. Снял один, другой. — Иди сюда.

Андрей повел плечами. Спустился обратно, в логово чародея. Любопытство взяло верх над всеми прочими чувствами. При настоящем колдовстве он не присутствовал еще никогда.

— Воска пчелиного для огня, — негромко начал перечислять волхв, — жира медвежьего для силы, сала человеческого…

— Человеческого сала?! — вздрогнул Зверев.

— Его самого. — Старик крепко ухватил его за подбородок, поскреб краем ложки по носу, отер о край глиняной плошки, в которой уже лежали ломти крупянистого топленого сала и воска. — А теперь кровь. С языка нужна и с уха — коли хочешь, чтобы говорило оружие твое. Открой рот.

Андрей открыл, напрягся, ожидая боли. Но колдун кольнул его так стремительно, что паренек не успел испугаться. Лютобор стряхнул к другим ингредиентам каплю крови с языка, потом с уха, пошел к очагу и начал водить плошкой над углями.

— Чадо, в тот угол, к полке отойди. Трубка там стоять должна в палец толщиной, серебряная. Сюда неси, поставь на угол. Теперь пот… Подол рубахи подыми и снизу, от тела, нитку со шва одну выдерни. Исполнил? Нет, мне не давай. В трубку внутрь заложи, хвостик наружу выпусти и прижми краем к столу, чтобы нить внутри проходила… Ага… А другой кончик снаружи свесь. Так, теперича сюда глянь. Видишь, подтаивать все начинает и внутрь стекаться? Теперь мы плошку по кругу поводим, дабы перемешалось, да заговор тут как раз и наговорим. Силой медвежией, волей земной, словом Свароговым, кровью человеческой заклинаю тебя, сталь холодная. Быть тебе костью моей в сече жаркой, быть тебе ухом моим в сладком сне, быть тебе волей моей в руке чужой, быть тебе словом моим в тяжкий час. Дело мое лепко, слово мое крепко. Отныне и во веки веков… Дальше смотри.

Перемешав кровь, жир, воск и сало плавными круговыми движениями, чародей отступил к столу, поймал левой рукой хвостик нити. Удерживая его наверху, Лютобор опрокинул плошку и вылил содержимое в трубочку. Прижал палец к губам, давая знать, что говорить нельзя, и снова уселся перед цыпленком продолжать трапезу. Когда от птицы остались только косточки, а от хлеба и вовсе ничего, старик взял трубку, нажал пальцем внутрь — и на стол выскочила серая короткая свеча.

— Клади, чего заговорить хочешь, — предложил Лютобор.

Андрей мигом выдернул из ножен саблю, косарь, вытряхнул из рукава кистень. Чародей зажег от очага свечу, мимоходом зачерпнул с пола пыль, вернулся к столу:

— Заклинаю тебя силою земли, — сыпанул он пыль, — заклинаю тебя силою огня, — он провел сверху свечой, — заклинаю тебя силою ветра, — рукой он махнул на оружие, создавая движение воздуха, — заклинаю тебя силою воды, — колдун стряхнул несколько капель из стоящей на столе влажной деревянной миски. — Силой медвежией, волей земной, словом Свароговым, кровью человеческой заклинаем тебя, сталь холодная. Быть тебе костью моей в сече жаркой, быть тебе ухом моим в сладком сне, быть тебе волей моей в руке чужой, быть тебе словом моим в тяжкий час. Дело мое лепко, слово мое крепко. Отныне и во веки веков… — Чародей наклонил свечу, и растопившийся состав потек на лезвие сабли. Повторяя заклинание, Лютобор капнул немного на косарь, потом на кистень. Свечу решительно задул и метнул в очаг. — Все! Готово.

— И‑и‑и… Что теперь? — поинтересовался новик.

— Подожди. — Лютобор сгреб заговоренное оружие, поднялся наверх, вышел из пещеры. Вскоре вернулся уже с пустыми руками. — Ступай наверх и позови его. А я пока отвара нам заварю, для здоровья крепкого.  А.Прозоров, Зеркало Велеса (Князь-1)

Голубиная книга

ВЕЛИКАЯ книга  с  «КНИЖНОЙ  ПОЛКИ»  ученика мага.

1-голубиная книгаГОЛУБИНАЯ КНИГА

ЛИТЕРАТУРА. Восходила туча сильная, грозная, выпадала книга Голубиная, и не малая, не великая: долины книга сороку сажень, поперечины двадсяти сажень   В великой «Голубиной книге»   есть ответы на все вопросы, какие только ни возникали со дня сотворения мира.

…Где  находится Голубиная книга?

– В древнем святилище Хорса, что стоит за Пермью Великой  на Святых горах…

Согласно традиции, упоминая «Голубиную книгу», принято указывать, что на самом деле она «Глубинная» – открывающая «глубину» древнеславянской мудрости. Это апокрифический текст, запрещенный к чтению в XII веке. Кроме того, следует помнить, что широко распространенный одноименный стихир полностью называется «Песнь О Голубиной книге» и, по сути, является аннотацией ее содержания: «Отчего у нас начался белый вольный свет? Отчего у нас солнце красное? Отчего у нас млад-светел месяц? Отчего у нас звезды частые? Отчего у нас ночи темные?» – и так далее.

А.Прозоров, Поля доброй охоты (Ведун-16)

Волшебные и магические книги

Книги  с  «КНИЖНОЙ  ПОЛКИ»  ученика мага.

ВОЛШЕБНЫЕ КНИГИ

1-волшебныеМАХАГРИ — книга запретных знаний

ЛИТЕРАТУРА.  Посреди палатки, в самом центре столицы Кайма, на ровном гранитном постаменте лежала растрескавшаяся малахитовая плита, где‑то с полметра в длину, вдвое меньше в ширину и в три пальца толщиной. Именно от этой плиты и исходил тот самый зеленоватый свет, который наполнял помещение, в полной мере достойное наименоваться храмом…

Это всесильная книга Махагри, смертные, — с придыханием сообщил правитель. — Та самая, из‑за которой мир однажды уже чуть не погиб.юю

Увы, верно оценив свою мудрость, предки мои не осознали силу богов и беспредельность их гнева. Прознав о замыслах таковых, боги обратили всесильную книгу Махагри, в которой были собраны все наши знания, в камень, разбили ее на девяносто девять кусков и раскидали эти осколки по всему свету, а на землю обитаемую обрушили великий потоп, сокрывший все леса и все горы, дабы истребить весь наш род от мала до велика, где бы, на каком краю света хоть кто из него ни скрывался…  А.Прозоров,  Жребий брошен (Ведун-10)

1-волшебнын-ФУАРАН — по сути представляет лабораторный журнал ведьмы Фуаран.  Несет в себе заклинания, могущие превратить обычного человека в мага, причем книга является необходимым атрибутом при заклинании — она начинает вибрировать, «петь», и создает тем самым необходимое поле превращения. Книга сгорела.

Рецепты из этой книги, восстановленные «по памяти» также работают, но с гораздо меньшим эффектом.

Попытка сотворить обычную и реверсионную (обратную) версию «Фуаран» привела к полному отказу от книги и уничтожению этих данных версий.

ЛИТЕРАТУРА. Лас был нетипичным Иным. Начать с того, что никаких способностей Иного у него не было и не должно было появиться. Но несколько лет назад его угораздило попасть под заклинание древней магической книги «Фуаран». С.Лукьяненко, Новый дозор

Минди

Статья из  ПАНТЕОНА СЛАВЯНСКИХ БОГОВ, духов и героев  и  «БЕСТИАРИЯ»

МИНДИ — существо, безсомненно злобное

ВНЕШНИЙ ВИД — змея

МЕСТО В ЖИЗНИ:  змея подземного владыки

СПОСОБЫ ЗАЩИТЫ — как и всякая нежить, минди боится серебра

В ЛИТЕРАТУРЕ. Минди развернулась к телеге, выбросила вперед голову — ведун опять прикрылся щитом, и от страшного удара у него едва не отнялось плечо. Змея отступила, ринулась на храмовых воинов, сомкнувшихся плечом к плечу, налетела на стремительные бердыши, рассекшие ей глаз и выхватившие кусок из шеи — однако даже глаз у нежити не вытек, а остался блестеть двумя половинками!  А.Прозоров, Кровь Ворона (Ведун-8)

Абас

Статья из ПАНТЕОНА СЛАВЯНСКИХ БОГОВ, духов и героев

АБАС

ЛИТЕРАТУРА.

Ты, это… Ты не держи… Наговорил я тебе ночью… Не знаю… Не от души это… Ты это… Прости меня, что ли?

— Это не ты, — искреннее раскаяние боярина заставило Олега воздержаться от дальнейших подколов. — Это абас.

— Какой абас? — оглянулся по сторонам Радул.

— Тварь такая, нежить. Одна нога, одна рука, один глаз. Неуклюжая, на дерево похожа. Сама толком пакостить не умеет, но зато людей на преступления способна направлять. Что есть у кого гнусного глубоко в душе, то она всё наружу и вывернет. Кто красть начинает, кто людей резать, кто еще чего. Абас, одним словом. — Прикусив губу, Олег поправил рубашку. — Одного понять не могу: как он здесь оказался? Ворон сказывал, они только в Сибири живут. Или, как попрошайка говорил, «за Булгарией».

А.Прозоров, Креститель (Ведун-6)

Порча через поклад

Тема ТЕМНАЯ МАГИЯ

-темная-поклад-анна игнатьеваwww.nevsepic.com.ua

Худ.Анна Игнатьева

ПОКЛАД

ЛИТЕРАТУРА. — Спешиваемся… — Олег первым спрыгнул на землю, погладил гнедую по шее, оглядывая гриву, потом похлопал по крупу, приподнял хвост… — Ква! Как чувствовал…

Он указал на заплетенные с синей ниткой в тонкую косичку несколько волос на самом копчике хвоста.

— Чего там, ведун? — не понял боярин.

— Опять какой‑то недобиток порчу напускает… — Олег оглянулся, сломал с ближней березы две палочки, зажал косицу между ними. — Боярин, чиркни ножом пальцев на пять выше палок. Да, здесь… Ага, спасибо…

Ведун отнес заговоренные волосы к самому берегу, кинул в траву, вернулся и стал внимательно оглядывать чалого мерина, одновременно предупреждая:

— Кто у себя такую пакость заметит — руками не трогать! Не то порча на руки перейдет. Аккуратно палочками зажимайте и режьте.

Впрочем, косичек обнаружилось только четыре — у походных коней Олега и боярина да у заводных.

— Ворожить станешь? — кивнул на побросанные в траву волосы боярин.

— Не‑а, — мотнул головой Олег. — Колдун поймет, что мы нитки его нашли. Пусть думает, что порча действует. Глядишь, и проявится побыстрее — добычу собрать. Или наоборот, отвяжется, если просто напакостить слегка желает. Ладно, теперь моя душенька спокойна. По коням!

А.Прозоров, Креститель (Ведун-6)