Иерархи Кадаф

Статья из ПАНТЕОНА СЛАВЯНСКИХ БОГОВ, духов и героев

кадаф-носящий желтую маску

Носящий желтую маску

ИЕРАРХИ  КАДАФ  —  гиперборейцы, содержались  в пустыне Глубокого Бестиария,  были оттуда вызваны и воевали с обитателями  ТАЙНОГО  ГОРОДА.

Носящий желтую (золотую) маску — Ключник (завхоз?) Глубокого Бестиария

его маска, которой враги Гипербореи пугали своих детей, ничуть не изменилась с тех пор, как погонщик рабов видел ее последний раз. Она полностью закрывала лицо ключника и имела лишь два небольших выреза для глаз. Два абсолютно черных выреза. А о том, что скрывал Носящий Желтую Маску под тяжелым пурпурным плащом и массивным золотым шлемом, не знал никто.

кадаф-иерарх кадаф

Один из иерархов Кадаф

ближайший помощник Азаг-Тота был высокомерен и презрителен, 

КТУЛХУ  – один из ближайших помощников Азаг-Тота, погонщик его рабов. Это опытный, злой и очень сильный маг, 

массивная, семи футов ростом, тварь с необычайно широкими плечами и мощными ногами. Ступни чудовища представляли собой длинные и острые шипы, поэтому при остановке ему приходилось поддерживать равновесие при помощи толстого хвоста. Круглая голова монстра была абсолютно лысой, рот, растянутый от уха до уха, наполнен кривыми желтыми зубами, а маленькие, глубоко проваленные глаза горели ярким золотистым огнем так, словно впитали в себя давешнюю молнию.

захотелось выть. Тоскливо, безнадежно, как выли пленники, медленно умирающие во имя благодатной ненависти Азаг-Тота. Ктулху лучше всех знал этот вой, ибо он был погонщиком рабов, палачом и надсмотрщиком Великого Господина, и именно его бич вырывал из их душ этот пронзительный крик.

толстый извивающийся хвост)

Маленькая лысая голова, плавно переходящая в широченные плечи, мускулистые руки с цепкими кистями, пальцы с острыми когтями… Воистину, Великий Господин оставил в иерархах Кадаф очень мало человеческого! Плотная серая кожа, безгубый рот, обнажающий желтые зубы, извивающийся хвост, мощные ноги, ступни которых заканчивались острыми шипами. Новая память Вероники хранила образ Ктулху, но действительность превзошла ожидания девушки. А зловонное дыхание заставило инстинктивно отшатнуться.

ОРУЖИЕ КТУЛХУ —  Бич Ярости.

Неподалеку от Ктулху в землю ударила еще одна молния, и завертевшаяся вокруг воронки пыль сформировала Нерга – закатную саранчу, ездовое животное погонщика рабов

Саранча повела головой, один из ее огромных фасеточных глаз уставился на хозяина, а длинные задние лапы нетерпеливо заерзали по черному песку.

– Соскучился… – Ктулху взобрался на спину Нерга, и шипы, которыми заканчивались ноги погонщика рабов, привычно скользнули в щель между панцирными пластинами, добравшись до спрятанного под ними мягкого тела. – Вперед, саранча! Вперед!!

И Нерг прыгнул, с легкостью преодолев около ста ярдов

Это Закатная Саранча! – крикнул Сантьяга. – Она не любит огня!

В.Панов,  И в аду есть герои

ИЕРАРХ Шаб-Ниггурат — Старый задира с огромным горбом и козлиной головой. Большой любитель игры в кости и крепкой северной медовухи.  — Убит навами в войне Кадаф

ИЕРАРХ СИТРИ  — Он погиб не в бою. Его ненависть уступила место страху, и он побежал. Великий Господин смешал отступника со стенами замка и лично уничтожил остатки его легионов

ИЕРАРХ ЭЛИГОР.  Посреди комнаты стоял высокий, не менее восьми футов ростом, мужчина, с пронзительно красной, словно горящей кожей и длинными черными волосами. Голову пришельца венчала причудливая железная корона, растущая прямо из могучих плеч и толстой шеи, а свободные желтые одежды, перехваченные широким поясом, были одеждами воина: плотные, но не стесняющие движений.

— Приветствую тебя, Элигор, — произнесла Вероника, нисколько не смущаясь своей наготы.

Анабот не нравился Гюнтеру больше всех новых союзников. Даже крылатый Дурсон, похожий на ворона-переростка, даже неповоротливый, воняющий Гомори вызывали у капитана гвардии меньше отвращения, чем эта массивная жаба. Анабот не был похож на жабу, он был ею, если можно так обозвать двухметровое создание весом под триста килограммов с когтистыми лапами и выпученными глазами. Украшенная уродливыми бородавками шкура Анабота была грязно-зеленого цвета, а покрытый ядовитой слизью язык выпрыгивал из пасти почти на девять футов.

Обратите внимание на клюв Дурсона: чистая сталь!

— С добавками, — уточнил Кортес, — улучшающими ее основные характеристики.

 Гомори Молчун старался говорить негромко, едва открывая пасть, но даже приглушенный, его голос гулко разносился среди аккуратных построек школы: трудно ожидать чего-либо иного от двухтонного гиганта четырехметрового роста. Каждый шаг иерарха Кадаф вызывал легкое сотрясение окон. 

Гомори по прозвищу Молчун, один из высших военачальников армии Азаг-Тота, — принялась читать девушка. — Титул: повелитель шестидесяти легионов, под его началом находилась тяжелая конница, но после разгрома при Турус-Динге…

— Солнышко, давай историческую справку мы подготовим перед аукционом? — попросил Артем. — Сейчас меня интересуют детали.

— Хорошо, — покладисто согласилась Инга. — Итак, детали. Судя по всем описаниям, мы имеем дело с тушей высотой около четырех метров. На плечах у Гомори голова верблюда, если ты способен представить себе верблюда, у которого растет золотая корона, а пасть полна тигриных зубов.

— Верблюд? — задумчиво переспросил наемник. — Надеюсь, этот урод не плюется ядом?

— Об этом упоминаний нет. — Рыжая сверилась с данными. — Зато весит наш друг около двух тонн. Тело покрыто короткой бурой шерстью, которую не может пробить даже навская сталь. Необычайно крепкий скелет. В ближнем бою Гомори не использует оружие, предпочитая мускулы и когти. Сколько их у него, ты уже знаешь.

— Около двух тонн, — кивнул Артем.

Каждый слуга Азаг-Тота, при всей своей несокрушимости и мощи, обязательно имел уязвимую точку — Великий Господин никому не доверял полностью. Анабота можно было убить ударом в ухо, На-Хага в живот, Дурсона под клюв, Элигора в сердце, а у громадного Гомори, валяющегося сейчас в канаве, уязвимой была пасть. Потому-то его и звали Молчуном: лишний раз открывать рот для этого иерарха было опасно, смертельно опасно.

Массивный рогатый На-Хаг, тяжелый хитиновый панцирь которого делал его похожим на гигантского жука, внутрь здания не пошел: в замкнутых пространствах он чувствовал себя неуверенно.

Краснокожий Элигор, чья железная корона гордо поблескивала в свете звезд, а руки крепко сжимали причудливо изогнутую алебарду.

Жабообразный Анабот, ядовитый язык которого то и дело нервно выскакивал на два-три фута, а когтистые лапы безмятежно почесывали зудящие бородавки.

Первым пал Анабот. Какое-то время его быстрому ядовитому языку удавалось доставлять гаркам хлопоты, но два точных удара мечом, и девятифутовый отросток извиваясь улетел за спины нападающих, а короткие лапы, хоть и украшенные могучими когтями, слабая защита от мечей.

На-Хаг, пригнувший к земле тяжелую рогатую голову, мерно сопел.

в коридорах внутренних помещений, у массивного, колоссально сильного, но, увы, неповоротливого На-Хага шансов не было.

Крылатый Дурсон важно расхаживал чуть в стороне, негромко хлопая могучими крыльями.

Четыре высших иерарха Кадаф, четыре пары золотых глаз, четыре очага глубокой ненависти.

 В.Панов, Наложницы Ненависти

  Отредактировано специально  для сайта.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *