Подчинение другого существа

Статья по теме    МАГИЯ  БОЕВАЯ МАГИЯ,   направление  РАЗВЕДКА

ПОДЧИНЕНИЕ. Само по себе злом не является. Например, дисциплина — это тоже своего рода подчинение. Но вот подчинение без получения предварительного согласия — это уже Темная сторона пути.

Подчинение чужого разума (неважно, человека или животного) — например, умение видеть мир глазами подчиненной птицы, или же возможность почувствовать себя в роли кукловода и заставить подчиненного твоей воли сделать те или иные действия,  например, совершить поклад

В ЛИТЕРАТУРЕ

Андрей достал из поясной сумки серебряный алтын, тщательно вытер его об одежду, а потом так же тщательно обтер монетой свой нос. Пот и сало — естественное продолжение человеческого тела. Суть от сути, плоть от плоти. Причем — никаких заговоров. Просто плоть — которой на монетах и так всегда предостаточно.

Князь выложил монетку на край камня, зачерпнул из сумки проса, омыл им свое лицо:

— Тебе кланяюсь, Сварог, дед мой по крови, породитель земли нашей и корня русского. Ты создал травы и деревья, ты создал птах и зверей земных, ты родил людей и богов первых. Из единого корня выходим, единой пищей сыты, в единую землю уходим. Дозволь, дед, иным глазом на мир глянуть, иным крылом взмахнуть, иным голосом заговорить. Отдай твари земной мою плоть, мою силу, мою сытость — отдай мне ее волю… — выдохнул ученик древнего волхва в просо последние слова и осторожно рассыпал его поверх камня. Сам же отошел на полсотни метров, сел спиной к полянке и откинулся спиной на дерево, стараясь удержать постоянный контакт с теми крохотными частицами самого себя, что остались лежать на свету.

Сорока примолкла, проводив человека внимательным черным глазом, спорхнула вниз, потопталась вокруг камня, выискивая возможную ловушку, ничего не заметила, подобралась ближе и принялась торопливо клевать оставленное угощение.

Андрей вздрогнул от неожиданного рывка, расслабился, представляя, как уходит в птичий желудок, как растекается по жилам маленького крылатого существа, как становится частью ее тела, ее мышц, ее гибкой шеи и головы, ее глаз.

Поляна для сороки казалась местом странным и округлым, словно она смотрела на мир из середины шарообразного аквариума. Ни переда, ни зада — сразу все вокруг, и постоянно качается. Небо, земля, кончик клюва и хвост.

А если голову повернуть и одним глазом на камень глянуть?

Ой, какая блестящая штучка! Почему бы ее не взять и не отнести подальше, в безопасное место? Слабая воля лесной пичуги не могла устоять против воли человека. И не просто человека — прошедшего хорошую тренировку ученика древнего, как мир, Лютобора.

Впрочем, для сороки такой проблемы, как подчинение чужим приказам, не существовало. Она испытывала желание поступать именно так, а не иначе, как свое собственное: по своему хотению подобрала монетку, по своему хотению полетела с ней в сторону Казани, по своему хотению опустилась перед калиткой десятого по правую руку дома улицы и громко застрекотала, переворачивая блестящий кругляшок с боку на бок.

А.Прозоров, Войны магов (Князь-6)

В ЛИТЕРАТУРЕ.

С мешком он вернулся к идолу, достал жертвенный нож, насчитывающий, похоже, уже немало веков, коснулся клинком лба, губ, груди, склонился перед богом:

– Примешь ли жертву мою, Чернобог?

Идол, естественно, не ответил – но шевеление в мешке внезапно прекратилось. Андрей распутал узел, вытащил кабанчика. Тот обмяк, глаза его затянуло поволокой. Похоже, властелин темных деяний снизошел к его молитве и взял от жертвоприношения что-то свое – то, что делало живое существо живым. Правда, в любом случае свою долю должны были получить и люди, собравшиеся здесь и питавшие святилище своими силами. Князь резко опустил жертвенный нож, собрал на клинок кровь, окропил ею губы идола, схватил тушку, отнес к воротам, пихнул старосте и бегом вернулся обратно.

– Ты дал мне знак, властитель зла. Молю о помощи твоей, Чернобог, в моем чародействе… – Андрей достал бурдючок с кровью комтура, открыл, смочил в ней пальцы. – Создай врата между душами, повелитель мрака, соедини потерянное, верни оторванное, сплавь украденное. Будь здесь человек тот, чью душу принес к твоим ногам… – Окровавленным пальцем Зверев нарисовал в воздухе человеческий силуэт: – Нарекаю плоть утерянную именем творения смертного, при рождении Готардом Кетлером нареченного. Верни душе ее место, могучий Чернобог, открой врата крови, отдай душу душе и плоть плоти!

С легким шипением по следу его пальца пробежала дымка, между князем и истуканом закачался слабый силуэт.

– Отдай душе ее глаза, – торопливо мазнул себя кровью по векам, – отдай душе ее уши, отдай душе ее память…

Палец прикоснулся ко лбу. Андрей затаил дыхание и сделал шаг вперед, в серую пелену. В тот же миг что-то ткнуло его под локоть, зимний холод поверх перчаток полез в рукав.

«Где я?» – не понял он.

– Где я? – произнес вслух незнакомый голос. Не просто произнес – сказал это по-немецки. Но Андрей почему-то понял смысл фразы с той же легкостью, словно она прозвучала по-русски.

«Чужая память, чужие знания и умения», – сообразил он, а рука в черной кожаной перчатке отодвинула занавеску от окна кареты:

– Где мы, Кнут?!

– Сигулда, господин! Через два дня будем в Риге.

– Как мне надоела эта тряска! – откинулся на спинку Андрей. – В Риге возьму хорошего коня и вечером буду в Цесине.

– Ты обещал дать мне отыграться в карты, Готард!

– В другой раз, барон. Поначалу мне надобно до конца исполнить поручение и отчитаться перед магистром.

Андрей сделал шаг назад, облегченно перевел дух:

– Вот и все! Какой пустяк… Послезавтра вечером комтур прибудет в ставку, и я узнаю все подробности. Врата крови открыты. Теперь я могу смотреть его глазами сколько пожелаю, пока в бурдюке останется хоть одна капля.

Князь отступил, склонился перед истуканом:

– Благодарю тебя за милость и помощь твою, Чернобог. Да сохранятся твои силы на вечные времена.

И медленно, опасаясь поворачиваться к богу спиной, отступил к воротам. Здесь снова облегченно вздохнул, прижал жертвенный нож ко лбу, коротко поклонился и двумя руками протянул его шаману. А.Прозоров, Заговорщик (Князь-7)

В ЛИТЕРАТУРЕ.

Мне бы слугу со двора постоялого взять, где ливонцы останавливались, заговорить его на куриной траве, да и внушить ему, что он сам сей разговор меж послами слышал. А.Прозоров, Заговорщик (Князь-7)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *