Приворотное зелье (или любовный напиток)

Статья из  БЫТОВАЯ МАГИЯ,  раздел ЛЮБОВНАЯ МАГИЯ  и для ТОЛМАЧА

За приворотным зельем, Худ.М.Нестеров

За приворотным зельем, Худ.М.Нестеров

ПРИВОРОТНОЕ ЗЕЛЬЕ

ДРУГОЕ НАЗВАНИЕ: Присуха, любовный напиток

ИНГРАДИЕНТЫ. Говорят, что хорошо, если в состав любовного напитка одолень-трава входит.

В  ЛИТЕРАТУРЕ. Велета рассказывала галатскую баснь про приворотное зелье, попавшее в рот не тому, кому назначалось. Горька была давняя баснь, и я, дура девка, знай всхлипывала, слушая…  М.Семенова, Тот, кого я всегда жду.

В ЛИТЕРАТУРЕ: – Некоторые считают, – удовлетворенно произнесла ворожея, – что чем больше крови в привороте – тем сильнее он будет. Неправда. Кровь необходима качественно, но совершенно не важна количественно…

Несколько остававшихся в бутылке капель тоже ушли в пузырек с приворотным зельем. Потом, не стесняясь любопытного взгляда Наташи, ведунья добавила туда – соль, сахар, горячую воду из чайника и какой-то порошок с сильным запахом ванили.  С.Лукьяненко, Дневной Дозор

ЛИТЕРАТУРА.  – Помоги, желанный мой, подруженьке. Разве тебе труда стоит? Спаси от слез глазки ее ясные. Который год мается, места не находит.  – Ладно, – сломался Середин. – Пусть собственноручно сыто приготовит да после первых сумерек приходит. Приворожу ее хахаля, пусть любятся….

– Наговоренный напиток милый до последней капли выпить должен, иначе колдовство не подействует…

– Зовут тебя как?  – Младой.

– А его?  – Рогдаем.

– Хорошо. – Олег открыл бурдюк, легонько дунул в него, зашептал: – Пойду в рощу зелену, ясна сокола схвачу. Пусть летит к духу неведомому, духу вещему. Пусть несет духа до дома, где живет миленой Рогдай, нашепчет ему в ухо и наговорит в сердце, пусть любовь в нем ко мне, Младе девице, ярким пламенем зажжет. Пусть он наяву и во сне думает только обо мне, бредит мною ночной порою, и гложет его без меня тоска, как змея гремучая, как болезнь смертная. Пусть он не знает ни дня, ни ночи, и видит мои ясные очи, и примчится ко мне из места отдаленного легче ветра полуденного, быстрее молнии огнистой, легче чайки серебристой. Пусть для него другие девицы будут страшны, как львицы, как огненные геенны, морские сирены, как совы полосатые, как ведьмы мохнатые! А я для него, красна девица Млада, кажусь жар‑птицей, морской царицей, зорькой красной, звездочкой ясной, весной благодатной, фиалкой ароматной, легкой пушинкой, белой снежинкой, ночкой майской, птичкой райской. Пусть он без меня ночь и день бродит, как тень, скучает, убивается, как ковыль по чисту полю шатается. Пусть ему без меня нет радости ни средь темной ночи, ни средь бела дня.

На этом Ведун заткнул бурдючок, протянул девице: – Только выпить должен сразу. И до капельки. Не то зря старались.

– Выпьет, – кровожадно улыбнулась Млада. – Ведаю, как сие сотворить…

А потом приворотное зелье парню понадобилось

– Так ты дашь мне заговор, колдун? – Паренек дышал так, словно только что вышел из многочасовой битвы.

– Конечно, дам, – кивнул Олег. – Беги, найди мне белое птичье перышко.

– Вот, – запыхавшись, подбежал паренек. – У птичника боярского подобрал. Оно?

– Подойдет. – Олег принял коротенькое, изящно выгнутое перо с гладким кончиквм и рыхлой опушкой у основания, зажал между ладонями: – Зовут тебя как? – Рогдаем. – А ее? – Млада.

Ведун поднес сложенные ладони к самым губам и зашептал:

– Встану на заре на ранней, пойду на луг зеленый, брошу по ветру слова горячие, слова честные. Пусть летят легким перышком да к девице. Младушке, что люблю я жарче пламени, обожгут они ее сердце доброе. Пусть уста ее, уста сахарны, лишь к моим устам прикасаются, от других же уст удаляются, глаза жгучие пусть глядят всегда на меня, Рогдая, добра молодца, день и ночь они, улыбаючись. Я слова свои скреплю золотом, скреплю золотом, залью оловом, скую молотом, как кузнец‑ловкач в кузне огненной, в кузне огненной, в сердце трепетном. Так неси же, перышко, словеса мои в ту сторонушку, где живет она, друг‑зазнобушка.

Олег отнял ладони ото рта, открыл, протянул перо Рогдаю: – Бери, никому не показывай. Как вернешься, вдуй перо в дом своей красавицы. Хочешь – в дверь, хочешь – в окно, хочешь – щель найди. Но перо должно попасть внутрь. Потом жди ночь, и наутро, кроме тебя, ей никто не нужен будет.

– Ага… – Паренек схватил перо, развернулся и задал стрекача, забыв и поблагодарить, и попрощаться.

И опять нужно зелье любовное, а то плохи у бабы дела на дворе — мужа увели!

– А может, просто мужа вернуть? – остановил поток проклятий Олег.

– А получится?

– Легко. Домой заглядывает?

– Заходит иногда…

– Ну и отлично. Мак в доме есть?

– Какой? – не поняла та.

– Обычный, в пироги который кладут.

– А как же, схоронено маленько в кладовке.

– Берешь этот мак и наговариваешь: «Дурман‑трава, одолей молодца. От ведуна проворного, от ножа булатного, от зелья хмельного, лекаря хитрого – сделай так, чтобы у мужа моего нареченного не стояла жила станастная ни на тело белое, ни на зарю раннюю, ни на одну бабу, кроме меня. Ни на темную, ни на светлую, ни на умную, ни на лоскутную, ни на встречную, ни на поперечную – отныне и до века». С маком печешь пирог. Как муж в очередной раз зайдет – ты его этим пирогом угости, а остатки наговоренного мака, несколько зернышек, в сапоги ему подбрось. После этого ни на одну бабу, кроме тебя, у него не подымется.

А.Прозоров,  Заклятие предков (Ведун-3)

***** в любовных делах как супругов, охладевших друг к другу, так и для неженатых-незамужних молодых людей. Знающие люди усердно занимаются приворотами и отворотами любящих и охладевших сердец. В таких делах для ловких людей еще много простора, как бы ни назывались они: ведьмами или ворожеями, гадалками или знахарками, бабками или шептуньями.

One thought on “Приворотное зелье (или любовный напиток)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *