Улучшение магических характеристик

Статья  из  цикла ЗНАКОМСТВО С МАГИЕЙ,  

УЛУЧШЕНИЕ МАГИЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИК или   ПРОДВИЖЕНИЕ МАГА  от низшей степени к высшей

КОКТЕЙЛЬ САУШКИНА (исключительно для вампиров) — составлен на основе технологий, описанных в  магической книге «Фуаран«.

ЛИТЕРАТУРА.  /Книга «Фуаран»/  Хранилась у одной ведьмы, проходившей по старому делу. К сожалению, тогда же книгу и потеряли. Для помощи следствию был рекрутирован Константин Саушкин, молодой вампир из Дневного Дозора Москвы. Слишком молодой… Он поддался искушению. Убил нескольких сотрудников Инквизиции и завладел книгой. А еще у него были с собой ингредиенты, чтобы привести заклинание в действие…  – Что за ингредиенты?  – Образцы крови двенадцати человек. Единственный метод стать Высшим вампиром, не убивая смертных. Кстати, этот молодой человек его и разработал, так называемый «Коктейль Саушкина». (Миры Дозоров, Лукьяненко)

ФИЛОСОФСКИЙ  ЭФИР  

ЛИТЕРАТУРА.   «Философский эфир» был полнейшей ерундой, хотя им Иные занимались с глубокой древности до самого конца девятнадцатого века.  (Миры Дозоров, Лукьяненко)

КАПЛИ ДВОРЖАКА

ЛИТЕРАТУРА.  «Капли Дворжака», возможно, когда-то существовали и в какой-то мере действительно работали – сохранились десятки свидетельств Иных, которые с их помощью ускоренно повышали свой уровень Силы (увы, всего лишь до отведенного им природой, но зато не за десятки и сотни лет, а за считаные годы). Но мало того что пропись капель была давно утеряна, так еще и дополнительным условием для работы «капель» неведомый ранее Дрееру Светлый маг Дворжак (не путать с композитором!) считал: «участие в схватках, войнах, кровопролитиях, дуэлях и интригах, путешествия в дикие земли и варварские страны».  (Миры Дозоров, Лукьяненко)

ЗЕРКАЛА ЧАПЕКА

ЛИТЕРАТУРА.   Начинал он, как и Дреер, с седьмого уровня, однако однажды резко поднялся – до четвертого, после чего издал небольшую брошюру «Зеркала Яноша Чапека, или О возможности поспешного возвышения». Этим его вклад в Иную науку и ограничился. У Дреера возникло ощущение, что скромный библиотекарь жив до сих пор, однако больше научными изысканиями не занимался.

И теперь Дреер стоял в своем собственном гостиничном номере, вздрагивая скорее от нервов, чем от холода, – пускай он и разделся догола, но в комнате было тепло. Где-то глубоко в душе Дмитрий подозревал, более того – знал, что и это раздевание, и нарисованные им краской на собственном теле знаки (да что там «знаки» – обычные буквы алфавита, латиница и кириллица), и горящие в углах комнаты свечи – все это ерунда, все это не важно и не обязательно. Но он не собирался нарушать придуманный Чапеком ритуал, как и совершенно не суеверный человек, все-таки плюющий через левое плечо или сворачивающий с пути при виде черной кошки. Пусть все будет как будет.

Дреер поднял левую руку (опять же – ну почему именно левую? но Чапек написал «левую»), и навешенное Ивой Машковой заклинание сорвалось с его пальцев. Сфера Отрицания, стандартное защитное заклинание, только «с обратным знаком» – теперь она не защищала Дреера, а наоборот, ничего не выпускала в окружающий мир. А потом – с правой руки… щит мага… еще один щит мага… и еще один… и еще…

Тоже «реверсивные».

Дреер стоял в окружении клокочущей энергии, которую никогда не сумел бы вызвать сам. Молодец, Ива. Все-таки второй уровень – это второй уровень! И всей этой энергии суждено было пропасть впустую… если, конечно, не допустить, что библиотекарь Чапек прав…

– Боже мой, уже час, – сказал Дреер. – Старик, видно, уже не придет…

Ему показалось – или что-то дрогнуло в воздухе? Дреер сделал шаг, чуть сместился. И продолжил:

– Земля помогает нам понять самих себя, как не помогут никакие книги. Ибо земля нам сопротивляется. Человек познает себя в борьбе с препятствиями. Но для этой борьбы ему нужны орудия.

Теперь уже сомнений не было – он ощутил тяжелый толчок, будто удар – теплым, жарким воздухом, одновременно пугающий – и радующий, будто дружеский толчок в плечо… Дреер сглотнул. Следующие слова тоже были тем, чем надо, он не сомневался, хотя если бы час назад услышал их – не сразу бы понял, откуда они взялись.

– Дело было так. «Если через три дня королю не станет лучше, можно всего ожидать», – сказал доктор. «Король тяжело болен, и если через три дня состояние его не улучшится, можно всего, всего ожидать».

На этот раз касание Силы, мечущейся между «щитами мага», было болезненным, звенящим, тоскливым. Его чуть не вырвало – Дреер даже прижал ладонь ко рту. Но Сила уже ушла, оставшись в груди легкой ноющей болью. Дреер сместился еще на шаг.

– Человек в черном пытался укрыться в пустыне, а стрелок преследовал его.

Ударило сухим ветром, соленым и пыльным, привкус дыма коснулся ноздрей, долгая, бесконечная во времени и пространстве, неизбывная боль пронзила тело, комната на миг стала серой и синей – серой будто иссохшаяся земля, синей – будто застиранные джинсы…

А это-то с чего и зачем?

Он, конечно, знал современную литературу, в том числе и популярную. Хотя бы для того, чтобы понимать своих учеников. А еще это было интересно – смотреть на новомодные кривые зеркала, отражающие вечное… Но если это сорвалось с его губ – то, значит, это не просто отражение, верно?

Шаг…

Фраза…

Шаг…

Фраза…

Дреер шел между «щитами мага» – теперь всего лишь зеркалами, гоняющими между собой – и через него чужую, заемную жизнь. Ненастоящую жизнь.

Или все-таки нет?

Шаг…

Фраза…

Он успел сделать ровно одиннадцать шагов, прежде чем понял, что пуст – пуст и одновременно полон, до краев полон, не расплескать бы, – и навешенные волшебницей второго уровня заклинания разорвались, треснули и распались в прах.

Самое обидное, как потом решил Дреер, что он совершенно не помнил двенадцатой фразы, которую начал произносить – и которая оказалась избыточной.

Дмитрий Дреер, еще вчера – маг седьмого, а сегодня – четвертого уровня.

– О магической силе? – спросила Ива. Спросила с легкой иронией и даже упреком.

– О возможности ее быстрого повышения, – сказал Стригаль.

Мягкий знак той силы, что наложили на преподавателя литературы «зеркала Яноша», лежал где-то глубоко в его душе. Не его силы… но и не чужой, не заработанной… но и не украденной. Если это и был уникальный шанс, то он им воспользовался – и без колебаний.  (Миры Дозоров, Лукьяненко)

АССИРИЙСКАЯ ПРИЗМА

ЛИТЕРАТУРА.  «Ассирийская призма» скорее относилась к легендам и преданиям, да и годилась в любом случае только для Темных.

«Ассирийская призма», редкий, но реально существующий артефакт, работает именно на этом принципе, но в силу своей специфики доступна… не всем. Главная проблема состоит именно в том, что брать чужой опыт, чужую жизнь, чтобы ускорить собственное развитие, можно лишь насильно. Лишь одна возможность оказалась вне рамок этого правила – литература.  (Миры Дозоров, Лукьяненко)

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *